Признаки дифтерии

Признаки дифтерии

Дифтерия всегда была одним из самых опасных инфекционных заболеваний. Ее боялись родители, боялись врачи. И было чего бояться!

Полистаем архивы Пироговского общества врачей: с 1887 по 1916 год в России ежегодно регистрировалось до 681 с лишним тысяч заболеваний (а много больше оставались незарегистрированными), и почти половина больных умирала. В некоторых сельских районах эпидемии дифтерии проносились как смерч: детей хоронила каждая семья.

И в тридцатые годы, и в период Великой Отечественной войны, и в первые послевоенные годы заболеваемость дифтерией в нашей стране, хотя и не была столь катастрофической, все же оставалась высокой. Решительный перелом наступил лишь с введением массовых профилактических прививок.

Повсеместная вакцинация принесла прямо-таки ошеломляющий успех: к 1976 году заболеваемость по сравнению с 1959 годом снизилась более чем в 436 раз! Это ли не победа?

Ушел многовековой страх перед дифтерией. Но вместе со страхом ушла, к несчастью, и настороженность.

В научных и популярных статьях тех лет многократно повторялось, что дифтерия сведена к единичным случаям. Как правило, это действительно было так. Но иногда и не совсем так. Иным руководителям и главным врачам поликлиник очень не хотелось выглядеть отстающими на общем благополучном фоне. И единичные случаи дифтерии, мягко говоря, не афишировались.

Поэтому складывалось мнение, что дифтерия нашим детям уже не угрожает. Так стали думать не только родители. Истинного положения дела часто не знали даже врачи. И постепенно ослабили внимание к профилактической вакцинации.

Существуют расчеты: инфекция не может распространяться, если у 95% населения создан иммунитет к ней. У нас сейчас такого процента защищенности нет. Специальное обследование 130 000 людей разных возрастов показало, что даже среди детей от 8 до 42%, а в сельских районах Средней Азии до 73% сохраняют восприимчивость к дифтерии.
Удивительно ли, что в этих условиях дифтерия снова подняла голову? Дальнейшего снижения заболеваемости не происходит — наоборот, к концу 80-х она возросла по сравнению с 70-ми в 4,3 раза! И тенденция к росту сохраняется уже длительное время.

Положение, конечно, не везде одинаково. Особенно значительный рост заболеваемости в 90-х годах зарегистрирован в Центральной России. Причем только в Москве многие из них закончиваются трагически.

Появились отдельные вспышки или очаги дифтерии, а вспышкой принято считать случаи, когда заболевают от трех и более человек сразу. Мне не раз приходилось прослеживать пути развития такой вспышки, и почти неизменно обнаруживалось, что больному поздно вызывали врача, соответственно запаздывали диагностика и госпитализация. Иной раз, как ни горько, осознание опасности приходило только ценой гибели больного.

«Лицо» дифтерии в наши дни почти не изменилось. Все так же преобладает дифтерия зева, хотя возможна и другая локализация — дифтерия носа, глаза, кожи, у девочек — слизистой оболочки половых органов.

Все так же неодинаково течение болезни — от относительно легких, до крайне тяжелых, токсических и даже гипертоксических форм. Все так же главное зло дифтерии не столько в местных изменениях, сколько в общем действии токсинов — ядов, выделяемых возбудителем и жестоко поражающих сердце, почки, нервную систему. И все так же единственным средством, способным предотвратить развитие осложнений и спасти жизнь больного, остается срочное введение противодифтерийной сыворотки.

Но вот что резко изменилось, так это возраст больных. Когда-то дифтерией болели, как правило, только дети. Сейчас болеют преимущественно взрослые, особенно в крупных городах. Почему произошел такой сдвиг? Дело в том, что до появления профилактических прививок дифтерия, как уже говорилось, была очень распространена, и люди, восприимчивые к ней (а таких большинство), успевали переболеть в детстве, приобретя на будущее пожизненный иммунитет.

Остальных спасали врожденные защитные силы, подкрепляемые частыми встречами с возбудителем: происходило, как говорят специалисты, «проэпидемичивание», нечто вроде естественных прививок малыми дозами.

Сейчас люди зрелого возраста естественного иммунитета против дифтерии уже, как правило, не имеют, а искусственный или не был создан в детстве, или успел угаснуть. Так что встреча с инфекцией становится для них весьма рискованной. Ведь дифтерия передается воздушно-капельным путем, и достаточно самого кратковременного контакта с больным, чтобы заразиться и заболеть. Именно поэтому столь необходима повторная иммунизация взрослого населения через каждые 10 лет, начиная с семнадцатилетнего возраста. Главной мерой профилактики остается вакцинация детей. Делая профилактическую прививку ребенку, мы не только защищаем его самого, но и создаем ареал безопасности для взрослых.

Очень хотелось бы, да и просто необходимо, чтобы родители четко знали календарь профилактических прививок и сами следили за его выполнением. Эффект вакцинации зависит от соблюдения ее сроков, от качества вакцины. Но и в немалой степени — от состояния ребенка не только на момент прививки. От дифтерии не спасешься закаливанием. Но у закаленного, правильно вскармливаемого, крепкого ребенка прививочный иммунитет вырабатывается лучше, чем у ослабленного.

Было бы преувеличением утверждать, что привитые дети не болеют дифтерией. Нет, заболеть могут и вакцинированные. Но такие дети, как правило, болеют легко. И не умирают от дифтерии. А среди непривитых детей и подростков летальность от дифтерии в крупных городах составляет 11,8%.

Это страшно. И именно потому такие цифры надо знать. Надо знать и то, что это не рок, не судьба. Тщательное изучение историй болезни погибших показало, что по меньшей мере в половине случаев смерть была предотвратима, жизнь больного удалось бы сохранить, если бы только к врачу обратились вовремя!

Так что же все-таки делать при подозрении на дифтерию?

Помните, что начало этого заболевания, особенно при легких и средней тяжести формах, может очень напоминать ангину: боль при глотании, головная боль, повышение температуры. Уложите больного в постель, постарайтесь изолировать его от здоровых, особенно от детей. Эта мера не будет лишней и при ангине, ведь она тоже заразна.
Классический признак дифтерии — появление на миндалинах гладкой сероватой пленки. Она может быть и сплошной, и в виде островков, а иногда и вовсе отсутствует. Да и другие признаки дифтерии (в частности, весьма характерное увеличение подчелюстных лимфатических узлов) могут быть выражены неярко. Бывает поэтому, что и врач не может сразу поставить диагноз. Окончательное подтверждение дифтерии дает бактериологическое исследование, обнаруживающее возбудителя болезни — токсикогенную дифтерийную палочку.

Но если вы, предполагая ангину, начали давать больному антибиотики, достоверность результатов снижается, а это снова — упущенное время. Не занимайтесь самолечением!
Госпитализация при дифтерии обязательна, и чем раньше, тем лучше. Нередко состояние больного, поначалу не внушавшее опасений, начинает ухудшаться так стремительно, дифтерия заявляет о себе так явно, что уже и некогда ждать результатов анализа. Успеть бы спасти человека!

Всех, кто был в контакте с больным — дома, на работе, в детском учреждении,— обследуют и берут под наблюдение, чтобы не упустить самых первых признаков заболевания.
Инкубационный период дифтерии — от двух до десяти дней, и только по прошествии этого срока можно считать, что угроза миновала.

В. Крюков, профессор

© Ваш домашний доктор