Нос

Нос

С незапамятных времен люди использовали запахи растений, всевозможные курения, благовония, чтобы «снять порчу», прогнать недуги, вдохнуть (в буквальном смысле слова) в больного жизненные силы. Не одну тайну запахов удалось разгадать целителям прошлого. Лишь только «обоняя» больного, оценивая выдыхаемый им воздух, запах его кожи, мочи, они могли безошибочно поставить диагноз. И ароматами же, в частности испарениями укропа, тмина, лавра, эвкалипта, чеснока, лука, лечили разные хвори. Медицинские трактаты сохранили наименование растений, чей аромат возбуждает, бодрит, придает силу и смелость, и растений, запах которых обладает противоположным действием. Но тем не менее орган обоняния — нос — всегда считался едва ли не самым загадочным из всех органов чувств. И лишь современным исследователям удалось (далеко не в полной мере) проследить те сложные и многозвеньевые связи, которые существуют между чувствующим запахи носом и другими органами.

Когда мы делаем вдох, воздушная струя поднимается к носовому своду, проходит по среднему носовому ходу и дугообразно опускается книзу, направляясь через хоаны (задние отверстия носа) в носоглотку. При этом часть воздуха обязательно попадает в желобовидную обонятельную ямку, расположенную в верхней носовой раковине. Всего на пяти квадратных сантиметрах (такова площадь ямки) размещается более 10 миллионов рецепторных обонятельных клеток. Своими длинными волосками эти клетки буквально вылавливают из воздушного потока пахучие молекулы и по обонятельному нерву передают соответствующую информацию в головной мозг.

Обонятельные зоны головного мозга

Обонятельные зоны головного мозга

Обонятельный нерв проделывает сложный путь до корковых ассоциативных центров в височной доле и в зоне Брока. А отсюда разбегаются (их так и называют — центробежные) нервные пучки, которые связывают височную долю коры с вегетативными ядрами, гипоталамусом, зрительным бугром, ретикулярной формацией среднего мозга и некоторыми другими образованиями лимбического комплекса. В этих богатейших нервных связях обонятельного анализатора со многими структурами мозга и кроется разгадка влияния различных обонятельных ощущений на функции организма.

И эксперименты, и клинические наблюдения показали: под влиянием различных запахов изменяется частота и глубина дыхания, сила и ритм сердечных сокращений, снижается или повышается артериальное давление, активизируется либо, напротив, угнетается деятельность центральной нервной системы.

Угнетающее и возбуждающее действие запахов может оказаться чрезвычайно сильным. Запах трав, цветов, скошенного сена. Казалось бы, что может быть приятнее. Но многие пахучие вещества, вступая в контакт с обонятельными рецепторами носа, неадекватно воздействуют на гипоталамические центры, изменяют тем самым тканевую толерантность (устойчивость) и вызывают аллергические реакции: крапивницу, сенную лихорадку.

Это ли не доказательство (пусть весьма и весьма негативное), что нос, а вернее, его рецепторный аппарат, способен активно влиять на работу головного мозга и через его посредство на организм в целом. А раз так, то совершенно закономерно возникает желание узнать о связях носовых рецепторов (и не только обонятельных) с внутренними органами как можно больше.

В первые десятилетия нашего века одна за другой стали появляться работы, посвященные носовой рефлексотерапии. Наиболее серьезное исследование принадлежало французскому ученому П. Бонье. Он пришел к выводу, что на слизистой оболочке носа есть определенные участки, воздействуя на которые можно влиять на тот или иной внутренний орган, по состоянию слизистой судить о состоянии органа. Конечно, открытие назо-бульбарных секторов — так были названы эти участки — стало сенсацией, а П. Бонье приобрел горячих сторонников своего учения и не менее горячих противников. И те, и другие бросились проверять и перепроверять данные первооткрывателя. К большой радости приверженцев и огорчению ниспровергателей, эксперименты подтвердили диагностическую и терапевтическую ценность метода, который получил название носовой, или центротерапии.

Одно время прижигание, механическое и электрическое раздражение определенных участков слизистой носа довольно широко применяли при лечении болезней сердца и желудка, бронхиальной астмы, мигрени. Сохранились описания излечения «эпилепсии носового происхождения». Как выяснилось, иногда причиной эпилептических припадков может быть искривление носовой перегородки, шипы и гребни на ней, слизистые полипы, поражение придаточных полостей носа. Как только удавалось эти причины устранить, то есть привести нос в порядок, эпилептические припадки прекращались.

Но, как выяснилось в дальнейшем, не обязательно отыскивать отдельные сектора на слизистой носа. Она настолько богата рецепторами, что можно воздействовать на любой ее участок, важно только правильно выбрать характер и интенсивность процедуры. К подобной точке зрения некоторые специалисты пришли еще в 50-е годы и исключили из своего арсенала назобульбарные сектора, объявив полость носа рефлексогенной «ямой», через которую можно универсально влиять на весь организм.

Однако носовая рефлексотерапия не потеряла своей практической значимости. К различным воздействиям на слизистую носа прибегают, когда необходимо возбудить дыхание и сердечную деятельность, купировать тяжелые приступы ларингоспазма, при нарколептических состояниях. А, скажем, назальный электрофорез (введение различных лекарственных веществ через слизистую носа с помощью электрического тока) используется для лечения целого ряда терапевтических, нервных и других заболеваний; их перечень превысил бы сто наименований.

Носовая рефлексотерапия — очень интересная и перспективная область исследований. Ведь многие связи между рецепторами носа и глубинными структурами мозга, внутренними органами остаются как бы недопроявленными. И каждый шаг, сделанный исследователями в этом направлении, открывает новые, порой неожиданные способности рецепторов носа. А значит — и новые возможности с их помощью корректировать патофизиологические отклонения в организме.

Е. Вельховер, профессор

© Ваш домашний доктор