Детский судорожный синдром

Детский судорожный синдром

Поздним вечером в приемное отделение привезли девятимесячного ребенка. Крупный, круглолицый малыш спокойно спит, слегка посапывая и чмокая губами. Разбуженный для осмотра, ведет себя дружелюбно, тянется к игрушке, улыбается.

При первом осмотре врач не нашел ничего, кроме небольшого повышения температуры, покраснения в горле и насморка. Почему же заплакана мама, дрожит голос у папы? Почему так сосредоточен врач «Скорой»?

Всего лишь полчаса назад родителям казалось — они теряют ребенка. Внезапно, как гром среди ясного неба! С утра, правда, были признаки недомогания, капризы, плохой аппетит, но к вечеру мальчик разыгрался и, хотя температура повысилась до 37,7°, по-видимому, не очень от этого страдал: весело прыгал в манеже, хорошо поел, вовремя уснул. Однако вскоре проснулся с плачем, и мать сразу заметила, что малыш весь горит. Поставила градусник — 39,8°! Позвонили в «Скорую», стали ждать врача, И вдруг...

Мама не в силах продолжать. Из сбивчивого рассказа отца, прерываемого ее восклицаниями, выясняется, что у ребенка внезапно как бы остановилось дыхание, закатились глаза, он посинел, руки и ноги вытянулись, стали подергиваться; подергивались и мышцы лица, вздрагивало все тело.

— Сколько времени это длилось?
— Мне казалось, целую вечность,— говорит мама.
— Я думаю, минут двадцать,— уточняет папа. Сопоставление показаний членов семьи и предшествующий опыт врача свидетельствуют: минут пять. Хотя «Скорая» прибыла быстро, судорог врач уже не застал. Тем не менее ввел ребенку жаропонижающее и противосудорожное средства и доставил его в стационар.
— Скажите, такое не может повториться? А на его развитии это не скажется? А он у нас не будет эпилептиком?

Судороги у ребенка

Судороги у ребенка

Поскольку в аналогичных ситуациях такие вопросы задают все родители, попробую на них ответить подробнее.

Судороги у детей, особенно в первые три года,— явление нередкое. В народе их исстари называли «младенческой болезнью», «родимчиком». Почти сто лет назад детский врач Н. Филатов заметил, что всякое быстрое повышение температуры, выражающееся у взрослых ознобом, может сопровождаться у маленьких детей судорогами, и чем моложе ребенок, тем легче они наступают.

Теперь подобные судороги мы называем фебрильными (то есть связанными с высокой температурой). И эпизод, с которого начался наш разговор,— типичный пример именно таких судорог.

Почему же реакция ребенка на температуру может быть столь необычной и грозной? Причина — в анатомических и физиологических особенностях детского мозга. Его нежные ткани отличаются повышенной гидрофильностью, то есть способностью впитывать и удерживать жидкость; поэтому у детей легче, чем у взрослых, возникает отек мозга, сопровождаемый судорогами.

Судорожная форма реакции на высокую температуру свойственна детям преимущественно до трех лет. В более старшем возрасте на пике температуры, а иногда и уже в период выздоровления, развивается так называемый делириозный синдром — ребенок вскакивает, порывается куда-то бежать, что-то несвязно кричит, бредит, у него могут появляться зрительные галлюцинации. Эти явления наступают обычно среди ночи, длятся от нескольких минут до нескольких часов, а утром ребенок уже ничего не помнит.

Но коль скоро судорожные реакции связаны с возрастными особенностями, то как объяснить, что один ребенок относительно спокойно переносит температуру 39° и выше, а у другого судороги могут появиться уже при 38°? Решают, конечно, индивидуальные особенности нервной системы, степень компенсаторных возможностей мозга.
За долгие годы работы в больнице у меня создалось впечатление, что какую-то роль могут сыграть и особенности вируса, вызвавшего заболевание. В нашей больнице есть отделение респираторных инфекций, и оно, к сожалению, никогда не пустует. Так вот, бывает, что меня, невропатолога, туда по нескольку месяцев подряд ни разу не вызывают — неврологических осложнений нет ни у кого. А потом вдруг, при новой волне заболеваний — вызов за вызовом!

Но, конечно, при всех условиях от исходного состояния нервной системы зависит не только возникновение, но и течение самого приступа, а главное — его последствия.
В больнице было проведено интересное исследование: врачи проследили за 123 детьми, лечившимися здесь по поводу фебрильных судорог, возникших на фоне инфекционного заболевания. 120 из них в дальнейшем оставались здоровыми и развивались нормально. У троих сформировалась эпилепсия.

Как видим, фебрильные судороги могут быть эпизодом в жизни ребенка, своего рода несчастным случаем, а могут стать и дебютом тяжелого хронического заболевания.
Конечно, сразу трудно бывает предсказать дальнейший ход событий: поэтому родителям нашего маленького больного и предложили оставить его в стационаре, а после выписки обязательно обратиться к невропатологу детской поликлиники.

Еще более настораживают судороги, возникающие при нормальной температуре у детей первых недель и месяцев жизни. Как правило, причина их — поражение мозга, возникшее еще во внутриутробном периоде или в момент неблагополучно протекавших родов.

Вероятность подобных судорог высока у детей, родившихся с признаками кислородной недостаточности, чрезмерной нервно-рефлекторной возбудимости, с повышенным внутричерепным давлением.

О таком ребенке порою нельзя сказать, что он болен, но и здоровым его не назовешь: он часто и помногу срыгивает, беспокойно спит, при плаче у него дрожат ручки и подбородок. Это уже сигнал: необходимо наблюдение невропатолога!

У детей младшего дошкольного возраста вариантом «бестемпературных» судорог могут быть так называемые аффективно-респираторные приступы. Они провоцируются не высокой температурой или интоксикацией, а скорее эмоциональным напряжением: ребенку, допустим, что-то запретили, чего-то не дали, он начинает громко плакать, кричать, возбуждается, кричит все громче и вдруг на высоте крика заходится — напрягается, синеет, у него как бы прерывается дыхание.

Такое поведение часто расценивают как каприз, чрезмерную избалованность. А ведь это болезнь... Хотя, разумеется, воспитание ребенка буквально с момента рождения в спокойной, доброжелательной и одновременно по возрасту требовательной обстановке важно для любого ребенка, а для тех, у кого есть какие-то эмоциональные особенности — важно вдвойне.

Любой судорожный приступ (в том числе и проявление делириозного синдрома) означает, что ребенка надо срочно проконсультировать у невропатолога. Как правило, в таких случаях назначают противосудорожные препараты — в разных дозировках и на разные сроки, но обязательно надолго. И очень часто вокруг этого назначения у родителей, родственников, друзей семьи возникает не меньше тревог, чем вокруг приступа. Опасаются, что лекарства слишком сильные, что на ребенка они плохо подействуют, что он будет постоянно сонным... Приступ ведь прошел, с ребенком ничего не случилось, зачем лечение? — рассуждают они. А оно необходимо, чтобы приступ не повторился!
Если у ребенка однажды возникли судороги, значит, отныне — следует заботиться о том, чтобы в домашней аптечке всегда имелись назначенные врачом противосудорожные препараты. Лекарство, помимо рекомендованной схемы, надо профилактически дать, как только становится ясно, что ребенок заболевает, а также в стрессовых ситуациях, перед операцией (допустим, удалением аденоидов) и после нее.

Очень важно не допускать высоких подъемов температуры, поэтому у вас всегда должны быть в доме жаропонижающие средства. Обычно применяют анальгин внутрь или в клизме, дозу назначает врач соответственно возрасту ребенка.

Надо сказать, что повторные приступы опаснее первого, особенно если они часто следуют друг за другом. Меньше всего мне хотелось бы запугивать родителей, но все же расскажу о случае из недавней практики.

В полтора года у Светы на высоте температуры возникли судороги. Прибывший врач предложил отвезти девочку в больницу, но состояние ее к этому времени улучшилось, и родители не согласились. Когда назавтра приступ повторился, врача вызывать не стали, опасаясь, что он будет настаивать на госпитализации. А еще через несколько часов у девочки развился судорожный статус — опасное для жизни состояние, когда судороги становятся беспрерывными и очень упорными, снять их трудно.

Девочку пришлось срочно положить в отделение реанимации, где она оставалась несколько дней без сознания, на аппаратном дыхании. Потом потекли долгие недели лечения в боксовом отделении, и вот уже год проводится и стационарно, и амбулаторно восстановительная терапия: у ребенка частично парализованы правая рука и нога. Такой исход можно еще считать благополучным: только благодаря героической терапии, как часто и вполне справедливо называют реанимацию, Света осталась жива, ее умственные способности не пострадали; она ходит все лучше и лучше. Но, когда ее родители видят, как она заводит правую руку за спину и с усилием тянет ножку, они с горечью думают о том, что все это можно было предотвратить.

Мы уже говорили о том, что дальнейшая судьба ребенка, перенесшего судороги, зависит и от устойчивости его нервной системы, и от причины, вызвавшей первый приступ. Добавим третье, часто решающее условие: своевременно начатое лечение, четкое выполнение врачебных назначений.

В. Андрющенко, детский невропатолог

© Ваш домашний доктор