Гипофиз погубил Голиафа

Содержание

Гипофиз погубил Голиафа

Гипофиз погубил Голиафа

Нечто вроде предисловия

Как один бык помог решить нейрохирургическую проблему

На арену вышел бык. Большой, красивый, черный — для корриды предпочитают черных быков. Имя его осталось в истории неизвестным.

«М у-у, — подумал бык. — Вот я щас… му-у-уноточку, а кого я щас? Где этот… с тряпочкой?»

Бык огляделся. Вместо красавца тореадора на арену вышел лысоватый, не очень молодой человек. На взгляд быка, просто недоразумение, а нетореадор. На взгляд публики — тоже. Зрители разочарованно затопала ногами — этот слабак против быка не продержится и минуты!

Странный тореадор стоял спокойно.

«М у-у, — подумал бык. — А почему-у-у ты не машешь тряпочкой и не прыгаешь? Ну-у-у и ладно, тебе же хуже».

Бык выставил рога и пошел в наступление. Человек все стоял, даже не пытаясь спастись. Когда до него оставалось совсем чуть-чуть, он достал из кармана коробочку и нажал на кнопку. Бык резко затормозил и замер. Будто он не животное, а игрушка с дистанционным управлением.

Трибуны взревели от восторга — такой корриды они еще не видели.

Тореадор был не тореадор, а замечательный нейрофизиолог и нейрохирург Хосе Дельгадо, прославившийся своими работами по электростимуляции нервной системы.

А бык тоже был не простой бык. В его мозг перед корридой вживили электроды. Дельгадо нажал на кнопку. Слабый ток подействовал на те структуры мозга, которые отвечают за движение. И бык замер. Ему не было больно — просто он мгновенно перестал двигаться.

Это делали не для забавы. Работы Дельгадо помогли решить проблему лечения многих тяжелых болезней. А бык этому по мере сил помог.

Вот, например, болезнь Паркинсона. Это очень неприятная штука — у человека все время дрожит рука (или нога, или голова, или всё вместе). Иногда останавливается, но чаще дрожит и дрожит. Трудно писать и рисовать, трудно начать движение, трудно двигаться быстро…

Таблетки при этом иногда помогают, а иногда нет. И нейрохирурги уже довольно давно разработали такую операцию: сначала при помощи магнитно-резонансной томографии разбираются, где какие структуры мозга находятся, потом компьютер строит модель мозга именно этого пациента. Затем хирург делает маленькую дырочку в голове пациента и вводит туда тоненький электрод — именно в ту точку, которую он рассчитал перед началом операции. И электрическим током или холодом «отключает» те «кусочки» мозга, которые вызывают это беспрестанное болезненное движение. При этом пациент в сознании — его обезболили только местно, но не усыпили. Потому что он помогает хирургу — сжимает и разжимает руку, поднимает ногу, рассказывает о своих ощущениях. Ему не больно, он только немного нервничает — страшновато присутствовать на собственной операции, да еще и помогать. Последние десять лет я работаю на этих стереотаксических операциях в качестве нейрофизиолога — контролирую на электромиографе, как сокращаются разные мышцы под хирургическим воздействием. Такое счастье, когда рука, которая тряслась и отравляла жизнь своему хозяину лет пять-десять, вдруг останавливается и начинает вести себя как здоровая!

Этим людям тоже помог неизвестный черный бык на той корриде 1960-х годов. Хотя вроде при чем тут бык? В истории медицины было много таких интересных и странных вопросов. Например, почему Давиду удалось так легко победить Голиафа? Чем болеют вампиры? Почему СПИД появился после того, как исчезла оспа? Ответы на некоторые вопросы ты найдешь в этой книге. Ответов на другие не знает никто. Может быть, на них ответишь ты — в своё время?

Медицина старше человека?

Давным-давно в Китае жил на дне моря дракон со своей женой. Правил он морской страной, и все шло хорошо, да вот беда — заболела жена дракона, лежит — не встает.

Лекарь-осьминог осмотрел больную и сказал:

— Только одно лекарство может спасти ее. Это печень живой обезьяны.

— Кошмар, — огорчился дракон. — Где ж я тебе возьму в море обезьяну, да еще и живую? Может, каракатицей заменим?

— К югу отсюда есть остров Саругасима, где живет много обезьян. Пошли кого-нибудь из подданных привезти одну.

Выбрали послом медузу и велели хитростью заманить обезьяну в море и привезти к дракону. В те времена медузы были сильные, с четырьмя могучими лапами… но интеллектом, как и сейчас, не отличались. Вот подплыла медуза к острову Саругасима и давай приглашать сидевшую на берегу обезьяну: поехали да поехали в гости к дракону! Там и дворец золотой, и каштанов много, и хурма горами лежит… Обезьяна и соблазнилась. Села на медузу верхом, и та поплыла в середину моря. Плывет, могучими лапами подгребает… да взяло вдруг ее сомнение:

— Обезьяна, а обезьяна! А печень-то у тебя живая есть?

— Есть, как не быть! — удивляется обезьяна. — Я и сама живая, и печень у меня того… не дохлая. А что?

— Так в печени и суть, — проговорилась медуза. — Ой… только это тайна.

Обезьяна заподозрила неладное и пристала с расспросами.

Медуза и рассказала:

— Твоя печень нужна, чтобы вылечить жену дракона. Тебя убьют, печень съедят… За этим я тебя и везу. Ты уж меня не выдавай, что я проболталась.

Испугалась обезьяна — кругом море, никуда с медузы не сбежишь. Но виду не подает:

— Так что ж ты раньше не сказала, что все дело в печени! Я же ее с собой в гости не взяла! На острове оставила!

— Как?! — поразилась медуза.

— Я ее повесила на ветки сосны на берегу, где я сидела. Печень — такой орган, что его надо время от времени вытаскивать из себя и просушивать на солнышке. А не то цирроз будет или этот… гепатит.

— Ну вот, — расстроилась медуза. — И зачем ты дракону нужна без печени?

— Да и мне неудобно — ехать в гости без подарка — кивает обезьяна. — Давай-ка разворачивайся и вези меня обратно на остров Саругасима. Заберу печень — и снова поедем к дракону.

Медуза и повезла ее обратно.

Только обезьяна выскочила на берег, как тут же забралась на сосну и кричит:

— Не высохла печень, однако! Не поеду к дракону — что позориться перед народом своей мокрой печенью!

И хохочет-заливается — радуется, что спаслась.

Медуза поняла, что ее обманули, и ни с чем вернулась в морское царство. Там ее сильно побили за то, что приказ не исполнила, — и с тех пор стала медуза как отбитый бифштекс, и костей у нее нет, и лап тоже. А насчет исхода болезни у жены дракона история умалчивает, и чем ее лечил врач-осьминог при отсутствии нужного лекарства из печени — также неизвестно.

Вот какие трудности со снабжением медицинскими препаратами испытывали врачи во все времена, даже в самые древние. А кстати, когда это — «древние времена»? Когда возникла медицина? Если считать, что медицина — это прежде всего умение лечить болезни, то получается: медицина старше человека! Потому что человека еще не было на планете — а животные уже худо-бедно умели лечиться. Конечно, мы не знаем, как лечили насморк динозавры, даже если он у них и был. Но современные животные вполне профессионально пользуются лекарствами.

Слонихи Восточной Африки незадолго до родов ищут небольшое дерево из семейства бурачниковых и жуют его листья. Одна слониха прошагала аж 28 километров в поисках лекарства. Потому что благодаря веществам, содержащимся в листьях этого дерева, слоненок рождается легче и быстрее. Местные женщины подглядели это у слоних и тоже вовсю жуют листья перед родами. Зоологи видели, как шимпанзе лечатся от кишечной инфекции. Одна обезьяна, замученная жестоким поносом, принялась отдирать от дерева куски коры, пережевывать и выплевывать жесткие волокна. Около получаса она так лечилась — и на следующий день была здорова. Медведи умеют лечиться от паразитов, живущих в их шерсти, — пережевывают листья лигустикума и втирают получившуюся кашицу в шерсть. Но больше всего поразили меня воробьи, занимающиеся профилактикой малярии! Птаха мелкая, головенка у нее маленькая, и сколько там мозгов поместится? Ага, вот именно! Но когда в Калькутте (Индия) началась эпидемия малярии, воробьи принялись выстилать гнезда листьями дерева кришнашура, или делоникса королевского. Да еще и стали клевать листья деревьев, содержащие хинин — вещество, убивающее возбудителей малярии.

Гипофиз погубил Голиафа

За последние 60 дней 7 выпусков (3-4 раза в месяц)

Статистика

Повернуть болезнь вспять; ЧЕМ БОЛЕЛ ГОЛИАФ?

Он был гигантом, ростом более двух метров. На голове его восседал бронзовый шлем, надежная защита закрывала его тело. Он нес копье, дротик и меч. Впереди него выступал слуга, который нес его огромный щит.

Когда Голиаф увидел мальчика-пастуха, который выступил на битву с ним, он был страшно обижен. «Ты думаешь, что я собака, и поэтому принес палки?!» – прокричал великан в сторону пастуха (представителя самой неуважаемой профессии). «Подойди ко мне, и я разорву тебя на куски, и отдам твою плоть птицам небесным и зверям земным» – прогремел гигант.

Развязка произошла молниеносно. Безусловно, преимущество Давида заключалось в факторе неожиданности. Ведь он изначально не собирался делать то, что он него ожидали: сражаться с помощью оружия. Отсутствие непомерно тяжелой защиты и тяжеловесного оружия давало ему преимущество в скорости и подвижности.

Историк Robert Dohrenwend считает, что шансы на победу у Голиафа были равнозначны таковым, как у война Бронзового Века, который вышел на сражение с противником вооруженным автоматическим огнестрельным оружием.

Интрига этой легенды заключается еще в одном факторе. Ученые усмотрели в этой истории некоторые странности. Во-первых, почему впереди Голиафа шел слуга? Ведь Голиаф мог и сам нести свой щит. Во-вторых, почему Голиаф сказал Давиду подойти к нему, а не двинулся на Давида сам? В-третьих, почему об одной-единственной палке, которую держал в руках Давид, он сказал во множественном числе?

Медицинские эксперты считают, что Голиаф страдал заболеванием под названием «гигантизм». Возникает оно из-за доброкачественно опухоли гипофиза. При этой опухоли происходит избыточная продукция гормона роста. Этим можно объяснить великанский рост Голиафа.

А еще одним проявлением гигантизма является нарушение зрения. Опухоль сдавливает оптический нерв, который проходит в непосредственной близости от гипофиза. Вследствие этого возникает пониженное зрение и удвоение видимых предметов. Нечеткость зрения, которая по-видимому, имела место у Голиафа, дает ответы на все три поставленных выше вопроса. Вот и получается, что причина его неординарного роста одновременно оказалась и причиной его уязвимости.

Победил ли Давид из-за своей несокрушимой веры, или потому, что Голиаф был болен, нам узнать не дано. Однако эта история должна научить нас тому, что самые мощные крепости не так неприступны, как кажутся. А самые серьезные болезни не настолько неизлечимы, как нас в этом убеждают.

16. Аденома гипофиза

16. Аденома гипофиза

доброкачественная опухоль гипофиза

Должность старшего врача я получил в 1987 году, сделавшись к тому времени довольно опытным специалистом. Меня прочили в преемники старшему хирургу в той самой больнице, где я ранее стажировался: его карьера постепенно подходила к концу, поэтому большинство операций он отдавал мне. Как только становишься старшим врачом, твоя ответственность за пациентов неизмеримо возрастает. Оглядываясь назад, вдруг понимаешь, что годы стажировки были весьма беззаботным временем. Когда стажируешься, вся ответственность за любые твои ошибки ложится на старшего врача, курирующего тебя. С возрастом самоуверенность многих стажеров, за чьи просчеты мне приходится отвечать, начала несколько раздражать меня, однако я в свои годы ничем не отличался от них в этом плане. Все меняется, когда становишься старшим врачом.

Первые несколько месяцев в новой должности прошли без происшествий. А затем мне достался пациент с акромегалией. Эту болезнь вызывает маленькая опухоль в гипофизе, из-за которой тот выделяет гормон роста в избыточном количестве. В результате лицо человека меняется – делается тяжелым, словно его вырубили из камня, подбородок и лоб становятся гипертрофированно большими, как у отрицательных мультипликационных персонажей, а ступни и ладони начинают напоминать лопаты. Мой пациент изменился не очень сильно. К тому же во многих случаях изменения накапливаются настолько медленно и постепенно – порой на протяжении нескольких лет, что большинство больных и их родственников вовсе ничего не замечают. Только если человек узнает о своем заболевании, он может обратить внимание на то, что его челюсть выглядит довольно массивной. В конечном счете повышенный уровень гормона роста приводит к проблемам с сердцем – именно по этой причине, а отнюдь не из эстетических соображений, мы и оперируем таких пациентов. Операция проводится через ноздрю, поскольку гипофиз расположен под мозгом, прямо над носовой полостью. Как правило, это совершенно рядовое, простое хирургическое вмешательство. Вместе с тем возле гипофиза пролегают две крупные артерии, которые хирург, если ему чудовищно не повезет, может повредить в ходе операции.

На первый прием тот пациент пришел вместе с женой и тремя дочками. Итальянцы по происхождению, они весьма эмоционально отреагировали на известие о том, что без хирургического вмешательства не обойтись. Без сомнения, отношения в семье сложились близкие и любящие. Но несмотря на беспокойство, они нисколько не сомневались в моей компетентности. Пациент оказался на редкость приятным человеком: я проведал его воскресным вечером накануне операции, и некоторое время мы с удовольствием поболтали. Чрезвычайно приятно чувствовать, что пациент полностью доверяет тебе. Назавтра я провел операцию: все прошло хорошо; мужчина очнулся после анестезии в прекрасной форме. Вечером того же дня я навестил его – жена и дочки осыпали меня похвалами и благодарностями, которые я охотно принял на свой счет. На следующий день один из симптомов акромегалии – ощущение, будто пальцы распухли, – начал понемногу спадать. Я зашел в палату к пациенту в четверг утром, прямо перед тем, как его должны были выписать.

Когда я с ним заговорил, он посмотрел на меня без всяческого выражения и ничего не ответил. И тут я обратил внимание, что его правая рука безжизненно лежит на кровати. Ко мне подбежала одна из медсестер.

– Мы пытались вас разыскать, – сказала она. – Мы думаем, что у него случился инсульт всего пару минут назад.

Мы с пациентом непонимающе смотрели друг на друга. Я не мог поверить в происходящее, а он попросту ничего не осознавал. Меня захлестнула горькая волна страха и разочарования. Борясь с нахлынувшими эмоциями, я постарался во что бы то ни стало заверить мужчину (хотя он явно не понимал моих слов), что все будет в порядке. Вместе с тем сделанная позже томограмма головного мозга подтвердила обширный инсульт в левом полушарии. Вероятно, его спровоцировала проведенная ранее операция. У пациента стремительно развилась афазия – полная утрата способности говорить. Казалось, его это не беспокоило. Скорее всего он плохо осознавал, в какой ситуации очутился, и пребывал теперь в странном безмолвном мире, будто лишенное дара речи животное.

Забытые воспоминания о других пациентах, которых я довел до столь же ужасного состояния, внезапно всплыли передо мной. Мужчина с аневризмой в голове – одна из первых подобных операций, которые я провел самостоятельно, будучи старшим ординатором. Другой мужчина – с патологией кровеносных сосудов головного мозга. В отличие от теперешнего пациента, которого инсульт хватил только на третий день после операции, с теми двумя все пошло не так уже в операционной: обширный инсульт развился прямо на моих глазах. Оба потом смотрели на меня с одинаково жутким выражением безмолвного страха и злости – взглядом, наполненным чистым ужасом (они не могли ни говорить, ни понимать чужую речь), взглядом грешников со средневековых гравюр, изображающих ад. В случае со вторым пациентом я почувствовал неимоверное облегчение, когда, придя на работу следующим утром, узнал, что у него остановилось сердце, словно не выдержав психологической травмы. Реанимационная бригада продолжала усердно над ним трудиться, но было очевидно, что ничего не выйдет, так что я сказал прекратить и отпустить его с миром. О дальнейшей судьбе другого пациента я не знаю ничего, кроме того, что он остался в живых.

По крайней мере итальянец выглядел всего лишь озадаченным: выражение его лица было пустым и отсутствующим. В тот день у меня состоялось много длинных и эмоциональных бесед с его родными, неизменно сопровождавшихся слезами и утешительными объятиями. Невероятно сложно объяснить, а тем более осознать, каково это – лишиться языка, то есть не только утратить способность понимать сказанное, но и разучиться облекать в слова собственные мысли.

После обширного инсульта человек может умереть от отека головного мозга, но состояние пациента оставалось стабильным на протяжении сорока восьми часов, поэтому уже на следующий вечер я заверил его семью, что он будет жить. Я не знал, однако, удастся ли ему восстановить речь. Впрочем, шансы были невелики. Так или иначе, два дня спустя в час ночи состояние пациента резко ухудшилось.

Мне позвонил молодой, неопытный и крайне взволнованный ординатор:

– Он вырубился, и оба зрачка лопнули!

– Что ж, если оба зрачка лопнули, значит, у него мозжечковый конус. Он умрет. Мы ничего не можем поделать, – ответил я. Говоря о мозжечковом конусе, я имел в виду процесс, при котором мозг, словно зубная паста из тюбика, выпирает наружу через отверстие в основании черепа, оттого что черепное давление слишком повышается. Выпяченная часть мозга приобретает форму конуса. Этот процесс необратимый и фатальный.

Прорычав в трубку, что не собираюсь приезжать в больницу, я вернулся в постель. Но уснуть мне не удалось – я все же сел в машину и сквозь теплый летний дождь помчался по пустынным, если не считать лисы, уверенно перебегавшей дорогу прямо напротив больницы, улицам. Опустевшие больничные коридоры оглашались криками многочисленных родственников пациента, среди которых была даже его трехлетняя внучка. Я собрал их всех и уселся напротив на стуле, после чего объяснил ситуацию и принес глубочайшие сожаления. Жена пациента упала передо мной на колени, умоляя спасти его. Так продолжалось полчаса или около того – мне они показались целой вечностью. Под конец они смирились с неизбежной смертью пациента, а может, и с тем, что для него лучше умереть, чем жить в мире без слов.

Я вспомнил еще один случай, когда пациент умер от инсульта после операции. Его родственники сидели, сверля меня взглядами и не произнося ни слова, пока я пытался объясниться и попросить прощения. Было очевидно, что они ненавидели меня, считая убийцей своего отца.

Члены же этой семьи отличались невероятной добротой и тактом. Дочери итальянца сказали, что ни в чем меня не винят и что их отец верил в меня до последнего. В конце концов мы все же распрощались. Одна из дочерей поднесла ко мне трехлетнюю малышку, которая смотрела на меня большими темными заплаканными глазами.

– Поцелуй доктора перед сном, Мария, и поблагодари его.

Девочка радостно засмеялась, когда мы соприкоснулись щеками.

– Спокойной ночи, Мария, сладких снов, – покорно произнес я.

Ординатор, наблюдавший за всем происходящим, поблагодарил меня за то, что я избавил его от тяжелого разговора с родственниками больного.

– Нейрохирургия – ужасное занятие. Бросай это дело, – сказал я, проходя мимо него к двери.

В коридоре я столкнулся с женой пациента, стоявшей возле телефона-автомата.

– Помните о моем муже, время от времени думайте о нем. – Она протянула мне руку. – Вспоминайте его в своих молитвах.

– Я помню всех пациентов, которые умерли после операции, – ответил я, а после того как ушел, добавил про себя: «Лучше бы не помнил».

Смерть этого пациента принесла мне облегчение: если бы он выжил, то остался бы полным инвалидом. Он, безусловно, умер из-за операции, но не в результате очевидной ошибки с моей стороны. Я не имею ни малейшего понятия, почему у него развился инсульт и как этого можно было избежать. Так что на сей раз я чувствовал себя невиновным по крайней мере теоретически. Тем не менее, добравшись до дома, я еще долго сидел в машине, прежде чем смог заставить себя выйти под капавший во тьме дождь и вернуться в постель.

Библейская история о поединке Давида и Голиафа

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Давид и Голиаф. Фреска.

Содержание страницы

Кратко о борьбе евреев против других народов

Еврейским племенам, осевшим после странствий в Ханаане («земле обетованной»), пришлось отстаивать свое право на эти территории с оружием в руках, сражаясь с различными народами, как с пришлыми, подобно самим евреям, так и проживавшими здесь издавна.

В Библейской истории этот период носит название «эпоха Судей». Судьями называли вождей евреев, излагавших волю Божию о народе. Они прославились своей борьбой с чуждыми племенами. Евреям приходилось сражаться с хананеями, моавитянами, мадианитянами, аммонитянами, амаликитянами и другими этносами. Всего от времен Иисуса Навина (преемника Моисея) до Самуила (последнего судьи) прошло примерно 350 лет.

Полезные материалы

В XIII веке до нашей эры еврейским племенам пришлось отражать нападения завоевателей, получивших наименование «народов моря», поскольку они вторглись на побережье Египта и государств Ближнего Востока со стороны Средиземного моря. «Народы моря» именовались в ассирийских источниках «пилишти», а в Септуагинте приводится другой вариант этого названия, дошедший и до наших дней – «филистим», филистимляне. Этот народ дал название Палестине.

Большинство исследователей склоняются к мысли, что родиной филистимлян был остров Крит. Филистимляне владели искусством обработки железа, строили боевые корабли, у них были колесницы, отличные по тем временам доспехи и вооружение. Их отряды наводили страх даже на такие могущественные государства, как Египет и Хеттская империя. Евреям, уже осевшим на плодородных долинах Ханаана, пришлось вести долгую и кровопролитную борьбу с захватчиками.

Филистимляне овладели пятью городами Ханаана, создав союз, который постоянно грозил народам этого региона, среди которых были и евреи. Поклонялись филистимляне Дагону, Астарте и Бааль-Зебубу. Монотеистов евреев ужасали кровавые культы язычников. Неслучайно они наделили филистимских «богов» демоническими чертами, а имя Бааль-Зебуба со временем стало одним из бесовских имен (Веельзевул).

Опасный внешний враг подтолкнул разрозненные еврейские племена, управляемые судьями, к объединению и созданию собственного государства, во главе которого стоит единоличный правитель – царь.

В Библии подробно описывается, как последний из судей, первосвященник Самуил, избрал на царство Саула, сына простого земледельца Киса из колена Вениаминова.

Саулу удалось объединить народ и отразить несколько нападений филистимлян, а также успешно сразиться с амаликитянами. Но с первых же шагов своего правления Саул показал, что не может и не желает быть послушным орудием в руках Всевышнего. Между тем, именно эта покорность воле Божией была первым и обязательным условием успешного правления царя над народом. Пророк Самуил, избравший Саула и помазавший его на царство, не раз укорял своевольного правителя за гордыню, однако Саул всякий раз вновь нарушал данное им обещание и поступал вопреки советам и прямым внушениям Самуила.

Убедившись окончательно, что Саул не отвечает идеалу царя, Самуил обратил свой взор на Давида, сына Иессея из колена Иудина. Эта семья жила в Вифлееме. Голос Божий указал Самуилу на Давида, как на будущего царя и преемника Саула. Первосвященник тайно помазал юношу на царство, однако, до поры до времени Давид продолжал мирно жить в Вифлееме и пасти стада своего отца, играя на арфе.

Тем временем, Саула настигла душевная болезнь, которую нельзя считать ничем иным, как следствием его своеволия и непослушания воле Бога. Он впал в черную меланхолию, приступы которой временно облегчали звуки арфы. Царские прислужники привели во дворец Давида, который был известен как искусный музыкант. Только его игра и могла успокоить несчастного Саула.

Содержание подвига

Через некоторое время началась новая война с филистимлянами. Со стороны противника на евреев выступило огромное войско, среди которого выделялся своей мощью филистимский воин Голиаф. Он ежедневно выступал из рядов своих закованных в броню соплеменников и вызывал на единоборство евреев. Исход поединка мог решить исход всей войны. Нужно отметить, что подобные поединки знакомы и позднему средневековью, их воздействие на моральное состояние войска и исход всей битвы зачастую было колоссальным. Более того, масштабных боевых действий вовсе можно было избежать, удовлетворившись результатами такого поединка как волей Божией (язычников не чужда была хотя и мрачно искаженная, но всё же вера в своих ложных богов).

Поскольку в армии Саула никто не решался ответить на вызов филистимского богатыря, Голиаф насмехался над евреями и всячески поносил их за трусость.

Саул пообещал свою дочь в жены тому, кто решится выйти на единоборство, но желающих по-прежнему не было.
Как-то в войско евреев прибыл юноша Давид, чтобы проведать своих братьев, служивших под началом сауловых воевод. Он увидел Голиафа, услышал его насмешки и издевательства над евреями, возгорелся духом и решил принять вызов. Саул предложил юному смельчаку доспехи и меч, однако Давид отказался от оружия.

Бой: как и чем безоружный пророк поразил великана

Выйдя против великана Голиафа, закованного в медную броню, вооруженного тяжелейшим копьем и мечом, юноша Давид не взял никакого оружия, кроме пращи, при помощи которой он поражал волков, охотившихся на овец. Увидев это, Голиаф закричал:

« Что ты идешь на меня с палкою [и с камнями]? разве я собака?» (1 Цар. 17:43)

Давид отвечал ему:

«Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам труп твой и трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным, и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле; и узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши». (1-я Цар., гл. 17, 45-47).

Давид вложил камень в пращу, раскрутил ее над головой и так метко метнул свой снаряд, что он поразил Голиафа прямо в лоб.

Гигант рухнул бездыханный. Давид тут же подбежал к поверженному врагу и отсек ему голову его же мечом.
Гибель Голиафа решила исход противостояния: филистимляне ударились в бегство.

Успех Давида был не просто победой в стычке двух противников в военном конфликте. Подвиг помазанного на царство пастыря предрешил развитие истории еврейского, и не только еврейского народов, на столетия и тысячелетия вперед, ибо имел не только военный, но и глубокий духовный смысл.

Об убитом гиганте

Последствия победы в битве

Искусный в воинском деле, Голиаф был воплощением мощи и гордости народа филистимлян, жестоких завоевателей и язычников.

Против этого гиганта и силача выходит неприметный юноша, вооруженный лишь верой в Господа и пастушеской пращей. Его победа над Голиафом положила конец нападениям филистимлян и стала началом самого блестящего периода древнего еврейского государства. Сам же Давид не только положил начало династии царей Израиля, из его потомков выйдет Мессия Иисус Христос.

Саул действительно выдал замуж за Давида свою младшую дочь, Мелхолу, влюбленную в народного героя. Впрочем, намерением Саула было погубить Давида через неё. Впоследствии она поможет Саулу бежать от подосланных Саулом убийц, будет вторично выдана замуж отцом, а по возвращении законному мужу Давиду останется бездетной.

В то же время, Божие благословение и заслуженная любовь народа и породили в отверженном Сауле ревность и страх потерять власть. Началась долгая череда скорбей для гонимого пророка Давида, молитвенные воздыхания которого человечество услышит из богодухновенной Псалтыри.

Духовное значение подвига

Поединок пастуха и воина является прекрасным подтверждением того, что лучшим оружием в бою является совершенное смиренное упование на помощь Божию в правом деле, а гордая уверенность в себе — посрамляет.

В чем духовный смысл этой победы? Жизнь любой живой твари принадлежит Богу и находится в его в руках. Лишь силою и помощью Божией способен человек спастись или хотя бы сделать что-то доброе. Совершенное упование на помощь Божию с верой привлекает эту помощь.

Толкуя Псалтирь, профессор Лопухин пишет:

Пс.143:1 . Благословен Господь, твердыня моя, научающий руки мои битве и персты мои брани,

Давид свою победу над Голиафом приписывает Божественной помощи, о которой он и молил пред вступлением в битву.

Пс.143:3 . Господи! что есть человек, что Ты знаешь о нем, и сын человеческий, что обращаешь на него внимание?

Избрание Давида и помазание его пророком Самуилом в цари над Израилем наполнило Давида чувством благоговения пред Богом, Который его, ничтожного из людей, удостоил, однако, великого избрания и назначения. В последнем – проявлении великой милости Бога к Давиду. Победа Давида над Голиафом сделала имя его самым популярным среди еврейского народа. В честь его составляли песни и ставили его выше Саула. Сердца евреев заметно склонялись к Давиду, что замечал и Давид и в чем он видел начало исполнения над ним Божественного назначения быть царем над Израилем, почему и говорит, что Господь «подчиняет ему народ» ( Пс.143:2 ).

Пс.143:4 . Человек подобен дуновению; дни его – как уклоняющаяся тень.

Может быть, что слова этого стиха относятся к Голиафу, который, при уверенности в своей силе и победе над Давидом, не предполагал, как близка к нему гибель.

Голиаф и Давид. Как Давид победил Голиафа?

Библейская история Давида и Голиафа популярна не только у христиан, она известна и людям, не имеющим отношения к религии. Популярность ей принес практически фантастичный сюжет: молодой пастушок сражает насмерть при помощи пращи и обычного речного камня воина-скалу, филистимлянина Голиафа. Исследователи Библии делают акцент на вмешательство Всемогущего, но так ли это на самом деле?

Историческая справка: кто такие филистимляне

Чтобы вникнуть в библейскую историю, стоит упомянуть о сути конфликта израильтян и филистимлян.

После того как освобожденные Моисеем из египетского плена евреи вступили на обетованную землю, Ханаан, их стали одолевать местные воинствующие племена, в том числе филистимляне. Интересен факт, что филистимляне не являлись исконным народом Ханаана: согласно Библии, это племена, пришедшие на обетованную землю с острова Крит. Покинуть насиженные места их заставили неурожаи и голод. Сначала филистимляне начали продвигаться в сторону Египта, но потерпели поражение от армии Рамзеса III. Египтяне поработили часть народа, а другой части была отдана для заселения ханаанская земля: область в долине реки Иордан. Сейчас эта территория принадлежит Палестине. Филистимляне создали пять независимых городов, в каждом из которых правил свой князь. В то же время народ был един в ведении войн.

Поселившийся на обетованной земле еврейский народ постоянно подвергался нападению филистимлян. Израильские цари Самуил, Саул, Давид вели с ними ожесточенные войны. След филистимлян встречается еще в одной известной библейской истории о силаче Самсоне. Могущественному иудею Далила, филистимлянка, отрезала волосы – секрет силы, помогавшей Самсону побеждать ее народ. Именно благодаря филистимлянам происходит становление израильского царства: ведь нужно было отражать атаки воинственного племени.

Почему же филистимляне одерживали победы над божьим народом? Ответ кроется в их искусстве ковать железо. А вот согласно Библии, у израильтян не было ни одного кузнеца. Победить филистимлянское войско смог только царь Давид. Он, захватив город Едом, завладел ископаемыми Синайского полуострова и выведал секрет изготовления оружия из железа. Израильский народ стал жить в относительном спокойствии, тем не менее изредка наблюдались одиночные набеги филистимлян. Окончательно покончил с ними богоугодный израильский царь Езекия.

Давид – пастух, ставший царем

Давид был вторым царем израильтян. Но прежде чем взойти на престол, он перенес множество побед и лишений. Выросший в семье богатого землевладельца, Давид с детства тяготел к природе, любовался божьим творением, учился сострадать и быть великодушным. Именно эти качества впоследствии сделают его одним из самых могущественных и справедливых царей. До сих пор Давид почитаем евреями, о нем знают не только люди, близкие к христианской вере, но и далекие от нее. Потомок колена Иуды, Давид, упомянут в родословной Иисуса Христа.

Начинал будущий царь с выпаса овец – это была его обязанность как младшего в семье. Именно молодым пастушком мы впервые встречаем его в Библии. Но уже здесь подчеркнуты его красота, статность и смелость. История Давида как победителя филистимлян начинается с его поединка с могучим воином Голиафом. Этот эпизод перевернул жизнь молодого пастушка, сделав его народным любимцем, а впоследствии великим царем Израиля.

Время его царствования по праву считается золотым веком еврейского государства. Давид проводит экономические, политические реформы, избавляет страну от частых набегов филистимлян.

Давид был прекрасным музыкантом и певцом: его песнопения до сих пор живут в библейской книге «Псалтырь».

Давид и Голиаф: начало противостояния

Известность и народную любовь принес Давиду его поединок с могучим филистимским воином Голиафом.

Сорок дней продолжалось противостояние израильского войска под руководством царя Саула и филистимлян. Последние, чувствуя свое превосходство, всячески унижали и оскорбляли не только воинов Израиля, но и Бога. Особенно активным был самый сильный и устрашающий воин по имени Голиаф. Он выступил вперед, сверкая тяжелыми латами, доспехами, щитом и мечом. Никто из войска Саула не рискнул выйти с ним на бой. Такова была древняя традиция: сначала воюют два самых сильных воина от каждой стороны.

Ничего не подозревающий Давид в это время занимался своим привычным делом: пас овец. За армию Израиля воевали его старшие братья. Так как противостояние двух сторон затянулось, отец попросил Давида отнести братьям немного еды. Очутившись в стане Саула и его воинов, Давид возмутился, почему никто не дает отпор Голиафу, так оскорбляющему израильский народ? Не найдя ответа, юноша решил защитить честь своего народа. Так, Голиаф и Давид встретились в первый и последний раз.

Победа Давида

Царь Саул поражен смелым решением юноши. Он предлагает Давиду хорошие доспехи, дабы хоть немного защитить его от могучего Голиафа. Юноша отказывается, ибо броня сковывает движения и непривычна ему. Все, что делает молодой человек, – это спускается к ручью и набирает речных камней для своей пращи – того, чем Давид поразил Голиафа впоследствии.

Давид не боится смерти: главное для него – защитить честь своего народа и не дать «поносить» Бога. Увидев хрупкого юношу, вышедшего на бой с великаном-Голиафом без доспехов и меча, с несколькими камешками и пращой, филистимляне еще больше начинают поднимать на смех евреев. «Я иду против тебя во имя Бога Израиля», – говорит Давид, и Голиаф замолкает. Великан видит камень, летящий в его голову из пращи юноши. Давид поражает великана прямо в голову, и тот падает замертво. Взяв меч Голиафа, юноша отрубает ему голову, и вот так Давид с головой Голиафа повергает опешивших филистимлян в бегство. Израильская армия нагоняет их и разбивает. В столицу Давид приезжает победителем.

Миф или реальность?

До сих пор между исследователями Библии и атеистами ведутся споры о правдоподобности этой библейской истории. Сомнению подвергаются даже сами Голиаф и Давид. Атеисты мотивируют свою точку зрения тем, что нет никаких реальных доказательств, артефактов или письменных свидетельств существования одного и второго библейского героя.

С другой стороны, еще Иосиф Флавий, римский историк, писал о том, что поединок такой в истории был. Кроме того, в 1996 году найдены археологические доказательства того, что Голиаф и Давид существовали.

В долине Иудейских гор был обнаружен скелет почти трехметровой длины с отделенной головой, в которой застрял камень. Проведя ряд исследований, археологи выяснили, что временной промежуток, к которому принадлежит данный скелет, – примерно 3000 лет до нашей эры. Таким образом, было доказано, что история, скорее всего, – не миф, а реальность.

Давид и Голиаф в искусстве

История противостояния безоружного пастуха и могучего воина на протяжении многих веков привлекает деятелей искусства. До сих пор люди задумываются о том, как Давид победил Голиафа. Скульпторы, художники, деятели кинематографа снова и снова обращаются к этой теме. Тициан, Караваждо, Гвидо Рени – лишь немногие художники, на картинах которых запечатлена история поединка.

Скульпторы Донателло, Микеланджело, Лоренцо Берини увековечили героев в камне. Голиаф и Давид фигурируют на фресках и предметах христианского культа. На эту тему не раз снимались художественные фильмы. Например, лента Фердинандо Балди (1960 г.), мультипликационный фильм, вышедший в США в 2003 году, документальный фильм BBC с одноименным названием.

Как можно увидеть, история Давида и Голиафа жива, она волнует человечество до сих пор. Христианам она дает мощнейший заряд веры, а светским людям – повод к размышлению о смелости, чести и достоинстве.

Ссылка на основную публикацию